Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

интервью - Гитарист JOHN 5

 Заголовок сообщения: интервью - Гитарист JOHN 5
СообщениеДобавлено: 23 июн 2014, 23:22 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 14 апр 2014, 00:36
Сообщений: 382
Откуда: Тобольск
интервью - Гитарист JOHN 5

ЗАМЕЧАЛИ ЛИ ВЫ КОГДА-НИБУДЬ, КАК САМЫЕ ПОРАЗИТЕЛЬНЫЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ДОСТИЖЕНИЯ ПРИ ВНИМАТЕЛЬНОМ РАССМОТРЕНИИ ОКАЗЫВАЮТСЯ ОБЫДЕННЫМИ ПОВСЕДНЕВНЫМИ ВЕЩАМИ – ПРЕОБРАЖЕННЫМИ, ПЕРЕРАБОТАНЫМИ И ДОВЕДЕННЫМИ ДО КРИТИЧЕСКОЙ ТОЧКИ? КАК САМЫЕ ЯРКИЕ КОШМАРЫ – ЭТО ВCЕГДА ТЕ, КОТОРЫЕ УХОДЯТ КОРНЯМИ В БУДНИЧНУЮ РЕАЛЬНОСТЬ? ИЛИ КАК ТРАМПЛИНОМ ДЛЯ КАЖДОГО БОЛЬШОГО ТВОРЧЕСКОГО РЫВКА ВСЕГДА ЯВЛЯЕТСЯ ПОЛНОЕ, ИСЧЕРПЫВАЮЩЕЕ ЗНАНИЕ ВСЕМ ИЗВЕСТНЫХ КАНОНОВ?

ЗАДУМАЙТЕСЬ, НАПРИМЕР, О ТОМ, ЧТО ХЕНДРИКС НИКОГДА БЫ НЕ ПРОРВАЛСЯ В МУЗЫКАЛЬНУЮ СТРАТОСФЕРУ, ЕСЛИ БЫ НЕ ДОВЕЛ ДО АВТОМАТИЗМА СВОЕ ВЛАДЕНИЕ ВСЕМИ СТАНДАРТАМИ СВОЕГО ВРЕМЕНИ, ПРОВЕДЯ ГОДЫ В ГРУППАХ ТАКИХ НОСИТЕЛЕЙ ЭТАЛОНОВ ПОПУЛЯРНОЙ МУЗЫКИ, КАК ЛИТТЛ РИЧАРД И АЙК С ТИНОЙ ТЕРНЕР? ИЛИ КАК ПИКАССО НИКОГДА НЕ ПРИШЕЛ БЫ К КУБИЗМУ, ЕСЛИ БЫ В ДЕТСКИЕ ГОДЫ НЕ УСВОИЛ В СОВЕРШЕНСТВЕ ПРАВИЛ АКАДЕМИЧЕСКОГО РИСУНКА? ИЛИ КАК ЧЕЛОВЕК НЕ ПОЛЕТЕЛ БЫ В КОСМОС, ЕСЛИ БЫ НЕ ГОДЫ КРОПОТЛИВОЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ РАБОТЫ, ОТНОСЯЩЕЙСЯ К НЕ ОЧЕНЬ-ТО, С ПЕРВОГО ВЗГЛЯДА, ЗАХВАТЫВАЮЩИМ ОБЛАСТЯМ НАУКИ?


В случае с Джоном 5 (John 5), который провел 19 лет, играя музыку по правилам, 2008 стал годом итогового квантового скачка. После игры в команде Мэрилина Мэнсона (Marilyn Manson), работы на альбомах таких светил, как Роб Халфорд (Rob Halford), Рэнди Кастилло (Randy Castillo) и Дэвид Ли Рот (David Lee Roth), написания композиций для музыкантов от Аврил Лавин (Avril Lavigne) до Meat Loaf в качестве штатного композитора лэйбла Chrysalis и выпуска трех добротных сольных альбомов, он, в конце концов, собрал все, что знал о роке, металле и кантри, и создал опус, который начисто разрушил все категории восприятия современной музыки.

Его альбом Requiem, выпущенный в июне, делает каждодневные реалии заботой и уделом изготовителeй игрушек, разрушая все наши представления не только об инструментальной гитарной музыке, но и o традиционных американских музыкальных формах. На этом альбоме Джон представляет нам радикально новую творческую модель, основанную на эксперименте и вдохновении равно как и на опыте и рассчете.

Со сверхчеловеческой концентрацией внимания и смелостью он берет то, что мы раньше знали как трэш, индастриал и кантри, разбивает их на фрагменты, освобождает их от эмоциональных резонансов, от их исторического значения и изначального смысла, вскрывает их, препарирует и сшивает заново, вдыхая в них новую жизнь, при этом создавая новую фантасмагоричную форму, новый жанр, который не берет ничего из прошлого, кроме необходимых музыкальных форм. Результат предстает перед нами во всем своем великолепии – странный и самодостаточный, яркий и завершенный, если не сказать совершенный, альбом.

Старые стимулы, которые металл и кантри были способны когда-то передавать, теперь уничтожены, и мы видим нового зверя, рвущегося вперед, новый смысл, новые ценности. И это зрелище не для слабонервных, потому что напоминает кошмар наяву – то, как музыкальные стили, которые мы, казалось бы, так хорошо знали, на которые умели реагировать и от которых знали, чего ожидать, теперь оказываются уничтоженными, душа их – истреблена, а их формы – искривлены в новом творении, в музыкальном Франкенштейне, который Джон 5 демонстрирует нам на этом альбоме. И становится понятно, что без подробного и всестороннего знания им всех жанров, которые он использует, он не смог бы достичь такого убедительного результата. В этом отношении Requiem оплакивает американские популярные музыкальные стили, то, какими мы их знали, и воспевает рождение новой эстетики.

Неистовство техники на этом альбоме, разящее с быстротой молний, плотная текстура композиции, энергия и взвешенный, почти механистический контроль, с которым Джон управляет тем, что происходит с такой скоростью, говорят о силе и глубине хаоса, который он таким образом сдерживает. Как Сатир в «Рождении Трагедии» Ницше, наш герой – посредник между преисподней и небом, между хаосом и порядком. Именно такую роль Джон играет на этом альбоме, что требует от него удивительной силы воли, необходимой для подчинения демонов, бушующих внизу. Их вот-вот готовый начаться бунт сдерживается устрашающими средставам – техника Джона на этом альбоме безжалостна в своей точности и скорости и пропорциональна силе лавины, готовой прорваться на поверхность. Виртуозное владение инструментами (гитарой, банджо и бас-гитрой) и тщательная точность исполнения абсолютно необходимы для обуздания этого внутреннего беспорядка.

Радуясь возможности побеседовать по телефону с самим демиургом незадолго после выпуска нового альбома и всего за несколько дней до начала его турне по СшА, я начинаю с того, что благодарю его за найденное для нашего журнала время.


Джон, спасибо за то, что нашел время для Guitars Magazine. Знаю, как ты сейчас занят подготовкой к турне. Без проблем. Российские читатели будут рады увидеть это интервью в нашем журнале. Да и хотели бы поскорей увидеть тебя в европейском турне. А пока твои российские фэны могут смотреть твои выступления только на YouTube.

Я должен буду скоро туда поехать. Правда, должен. Я и сам с нетерпением этого жду!

Собираешься ли ты выпустить концертный DVD, пока мы тебя ждем?

Недавно я выпустил учебный DVD – необузданный и безбашенный, для тех, кто заинтересован в основах игры на гитаре, как и я сам, когда был моложе.

Он вышел в конце прошлого года, да?

Да. Так что вместо того чтобы выпускать концертный DVD, я лучше к вам приеду. Это было бы замечательно, я обожаю у вас играть.

Расскажи, какого рода концерты ты планируешь во время этого твоего турне по США.

Я буду исполнять по два трэка с каждого своего альбома. Концерты, скорее всего, будут продолжаться примерно час, а затем буду раздавать автографы и общаться с фэнами. Для фэнов это все равно что иметь пропуск за кулисы. У всех на этом турне есть пропуск за кулисы.

Эволюция твоего стиля на новом альбоме потрясает. Это, по-моему, самая взрывная музыка, когда-либо тобой написанная. Что тебя вдохновляло?

Я хотел записать альбом, который бы был более экстремальным, чем предыдущий. На нем нет ничего импровизационного, все было распланировано и собрано вместе, как головоломка. Альбом называется «Реквием» – музыка для мертвых, и все названия песен на нем – это названия пыточных орудий, так что это не просто крутая музыка.

У всего есть смысл, увязывающийся с предыдущими альбомами. И я думаю, что это важно. Очень важно не просто записывать музыку, но и иметь коцепцию, которая бы связывала музыку со всем остальным.

Ты говоришь, что на этом альбоме нет ничего импровизационного. Значит ли это, что все партии для каждого трэка были сначала записаны в письменном виде?

Они все были записаны в письменном виде, и я должен был сделать так, чтобы все было сыграно на пределе моих возможностей. Я не люблю, когда люди сидят и ждут меня в студии, даже если я им за это плачу. Это большая, трудная работа, но это весело. Это очень весело.

На этом альбоме есть отрывки, звучащие, как классическая музыка, материал, который мы от тебя раньше не слышали. Классическая музыка – это новый твой интерес, или это что-то, чем ты уже давно увлекаешься?

Я уважаю классическую музыку. На данный момент мой любимый стиль – это кантри, но классика мне нравится тоже. Это очень вдохновляющая, прекрасная музыка. Мне она доставляет большое удовольствие, и мне доставляет удовольствие играть во многих стилях. Спокойные места на этом альбоме я называю «глотком воздуха». Перерывом от того, что вбивается в твою голову. Когда ты получаешь глоток свежего воздуха, приятный отрывок музыки из ниоткуда, и тебе кажется: «О, я чуть не задохнулся, а теперь чувствую себя хорошо». И это то, что людей абсолютно дезориентирует, это то, что привлекает к себе внимание, в то же время продолжая оставаться качественной игрой на гитаре. Я просто пытаюсь вдохновить других музыкантов, как я и сам был в свое время вдохновлен. Показать людям, что в мире существует много разной музыки, не только рок.

Ты всегда знал, как пишется хорошая мелодия для песен. Сыграл ли роль твой интерес к хорошим мелодиям в том, что ты начал исследовать формы классической музыки?

Я обожаю, я просто обожаю хорошие мелодии. Я их обожаю. И стараюсь сделать все, что могу. Я стараюсь... когда я пишу для разных музыкантов, я стараюсь написать самый лучший материал. Стараюсь писать так, чтобы люди в этом что- то узнавали, чтобы это было тем, что имеет к ним отношение. Это не должна быть просто удачная последовательность аккордов, это совсем не то, что нужно. Должна быть хорошая мелодия. Это для меня очень важно.

Стилистические контрасты не этом альбоме потрясающи. На нем и традиционные американские популярные формы, и экспериментальный рок, и места, навеянные классикой, так что начинает казаться, что ты преподносишь слушателям рока то, что они любят и то, что они ненавидят. Знаешь ли ты, кто является твоими слушателями на сегодняшний день, или ты просто записываешь материал, выпускаешь его и смотришь, что потом происходит?

Это хороший вопрос. Мне нравится смешивать разные стили таким образом. На мои концерты приходят и фэны рока, и готы, и люди постарше, которым нравится игра пальцами, без медиатора, и которым нравится кантри, и это доставляет мне большое удовольствие. Это как награда. Когда людям постарше нравится то, что я делаю, они говорят: «О, мне это действительно понравилось. Я услышал эту музыку в комнате своего сына, послушал сам, и мне этот стиль нравится». Моя музыка очень разноплановая, она – для очень разношерстной толпы. И в ней, плюс ко всему, присутствует элемент опасности, потому что музыка – безбашенная, посыл ее – безбашенный, имидж – безбашенный, но все это весело, это все – развлечение.

Как ты пришел к такой концепции? Назвал бы ты свой подход к этому альбому инстинктивным, или, скорее, интеллектуальным?

Процесс создания этого альбома потребовал долгих размышлений. Если брать этот диск в целом, то он – это одна большая композиция. Но я разделил ее на трэки.

Да, верно, трэки на этом диске как бы переливают друг другу кровь.

Совершенно верно. Если слушать его как единое целое, то все они сочетаются, грани между ними стираются. Процесс работы над этим альбомом потребовал много усилий от мозга.


Помимо гитары, на этом альбоме ты играешь на банджо и на басе, и делаешь это виртуозно. Значит ли это, что ты разгадал принцип, лежащий в основе всех щипковых струнных инструментов?

Я обожаю банджо и я обожаю играть на басе. Я люблю музыку и ценю все музыкальные инструменты, но мой любимый инструмент – не гитара, а педальная гитара. Это мой любимый инструмент. По какой-то причине я его люблю. Он звучит настолько круто. Я не знаю, как на нем играть, но я учусь, так что, возможно, услышим его на следующих альбомах.

Это гипнотический, мрачноватый, опасный инструмент.

Да, очень.

Опасная вещь... Но также обворожительная.

Да, обворожительная.

Про многих виртуозов гитары говорят, что они эгоистичны и стараются навязать свое собственное видение людям, с которыми они работают, в то время как ты, напротив, адаптируешься практически к любой творческой ситуации – от написания песен для Аврил Лавин до работы с такими музыкантами, как Роб Зомби. Как ты угадываешь, в чем состоят индивидуальные потребности каждого артиста?

Это как устраиваться на работу и знать, на какую вакансию. Я стараюсь как можно больше узнать и прочитать про людей, с которыми мне предстоит работать в студии, я пытаюсь узнать подробности о том, как они пишут свои песни, что им нравится, даже читаю их интервью и стараюсь узнать, что им не нравится. Так что я много узнаю про людей, перед тем как идти с ними в студию и начинать для них писать. Мне кажется, что это важно.

Ты работал с таким множеством исполнителей за эти годы, с людьми, которые играют в самых разнообразных стилях. Есть ли кто-то, с кем ты еще не работал, но хотел бы?

Я обожаю Маккартни, Ринго Старра, Джаггера, всех этих парней. Я их обожаю. Я думаю, что смог бы написать что-нибудь особое для любого из этих артистов, что, конечно, не значит, что им требуется какая-то помощь...

Начал ли ты думать о материале для нового альбома?

Я все время об этом думаю. Я всегда сам себя опережаю. Я всегда работаю и всегда думаю, а если перестаю это делать, то тогда моя голова начинает перемещаться в зону, в которой ничего хорошего нет. Думаю, что пока мой ум занят, для меня это хорошо. Поэтому у моих предыдущих альбомов такие названия, как «Vertigo» («Вертиго») и «Songs for Sanity» («Песни для сохранения вменяемости»). Они дают ключ к тому, о чем я только что говорил.

Сказал бы ты, что музыка оказывает на тебя терапевтическое действие?

Безусловно. Если бы я не занимался музыкой, я бы, наверное, страдал навязчивыми состояниями и полностью себя бы разрушил. Полностью, абсолютно разрушил. И я это не для того говорю, чтобы кого-то шокировать или что-то в этом духе. Я действительно думаю, что так бы оно и было, потому что я сейчас нахожусь на гране этого. Так что для меня это хорошая терапия – работать так много.

А знание ответа на какой-нибудь вопрос облегчило бы положение дел? Если бы тебе был дан ответ на любой вопрос во Вселенной, что бы ты спросил?

Я хочу знать совершенно точно, совершенно конкретно, что происходит после смерти.

Ты не агностик и не атеист?

Нет, нет. Это то, что я действительно хотел бы знать.

А как ты думаешь, что происходит?

Я не знаю. Я разговаривал на эту тему с Никки Сиксом (nikki Sixx – басист Motley Crue), который сам прошел через клиническую смерть, и он рассказал мне, что было с ним. (В своих книгах «The Dirt» («Грязь») и «Heroin Diaries» («Героиновые дневники») Никки Сикс рассказывает то том, как его душа покинула тело во время клинической смерти и наблюдала за тем, что предпринимали врачи «скорой помощи» для его спасения. жизнь вернулась в тело после трех уколов адреналина в сердце. – прим. ред.) Я разговаривал про это с врачами, и они говорят: «То, что рассказывают различные люди, может быть результатом постепенного отключения их мозга», что-то в таком роде, но я всегда... Это, несомненно, было бы моим вопросом. Если бы я получил на него ответ, Бог мой! Я бы ужасно хотел получить ответ на этот вопрос.

А что бы ты хотел, чтобы произошло?

То, что все бы хотели. Увидеть тех, кого ты любишь, чтобы все было нормально, но в это очень трудно поверить, кто знает, что на самом деле происходит. Может быть, ты просто отключаешься, как лампочка, а может быть, за этим следует что-то еще.

Поразительный ответ. Спасибо за твое время. Удачи тебе в турне! Ни пуха, ни пера. И не забывай, что приезжать в Россию – это всегда тоже хорошая терапия.

Да, я там был.

С Мэрилином Мэнсоном, да?

О, да! Я обожаю там бывать! Одно из моих любимых мест. Оно меня очаровало.

Мы бы с огромным удовольствием снова тебя у нас увидели.

Спасибо.


Если на своем Предыдущем альбоме «Requiem» Джон5 сумел успешно создать атмосферу безвоздушного склепа, то на «The Art of Malice» oн ослабляет хватку, привнося больше спонтанности в свой аккуратный, педантичный, почти лабораторный модус операнди. на этот раз он впускает в свою музыку больше воздуха и света, начинает мыслить более масштабно и смело, и этот новый подход творит чудеса.

Его фирменные вихри нот, выдаваемые с головокружительной скоростью, феноменальная техника и эксцентричное чувство юмора остаются теми же, но на новом релизе Джон5 позволяет своей музыке дышать свободнее и двигаться непринужденнее. Плюс его безупречное понимание того, что работает в поп-музыке, задействовано теперь в полной мере, ведя к интересным, моментально запоминающимся мотивам, где его любовь к жутковатому веселью сочетается с виртуозной техникой.

Билли Шин гостит на «Ya Dig» – oстрой, яркой, свежей композиции, на которой они с Джоном обмениваются молниеносно быстрыми фразами. Но больше всех впечатляет ключевой трэк альбома «Ill Will or Spite» – мастерски написанный, аранжированный и исполненный с искрометной виртуозностью потенциальный хит. Здесь Джон видит гитару, как другие композиторы рассматривали бы оркестр, заставляя ее широкий диапазон служить недавно найденному свободному и экспансивному подходу к написанию музыки.

Много знаний, музыкального чутья и понимания не только сути своего инструмента, но и того, что значит быть рок-композитором, вложено в то, какой этому альбому задан темп, а также в то, как каждый трэк резонирует с предыдущим и следующим. Ничто, однако, не подготавливает слушателя к заключительной композиции под названием «The Last Page Turned» – акустическому мини-шедевру, ловящему призрачное эхо «White Summer» Джимми Пейджа. Ее щемящая, задумчивая меланхолия напоминает нам о том, что за поразительной техникой и четко выверенной брутальностью у таланта Джона 5 также всегда была глубоко проницательная, интуитивная сторона. При том что он всегда внутренним чутьем знал о самых сокрушительных и самых завораживающих вещах, касающихся музыки и человеческой природы, с выходом этого релиза мы понимаем, что за последние два года ему удалось узнать еще больше.


Должна тебе сказать, что новый альбом просто потрясает. Это что-то совершенно из ряда вон выходящее.

О, спасибо большое.

С одной стороны ты настолько узнаваем – особенно в том, что касается саунда и техники исполнения, а с другой стороны – это что-то совершенно новое с точки зрения композиции. Что вдохновило тебя на то, чтобы раширить свои горизонты? Впустить в свою музыку больше света и воздуха и сделать ее такой разнообразной, такой свободной, такой непринужденной по сравнению с предыдущим альбомом?

Это забавно. Когда я только начал выпускать инструментальные альбомы, я всегда старался быть не таким, как все, потому что многие инструменталисты...

Если кто-то взял бы и перемешал все их песни и затем сказал: «Назови мне музыканта, который это играет», то это было бы очень сложно сделать в отношении рок-инструменталистов. Они все феноменальные исполнители, но я хотел создать что-то совершенно и абсолютно другое, довести это до такой степени, чтобы слушатель был просто шокирован.

Если ты покупаешь альбом парня, который играл с Мэрилином Мэнсоном, ты более-менее знаешь, чего ождать. Так что я хотел все по-настоящему изменить и просто всех шокировать. Я обожаю многие музыкальные стили, и мои альбомы – гитарные альбомы. Их будут покупать гитаристы. Они оценят то, что я делаю.

Я как автогонщик, у которого свой стиль вождения, ни на кого не похожий. Людям всегда будет нравится то, что отличается от всего другого, даже если это не их стиль музыки. Если гитарист видит, как играет другой гитарист, и при этом играет хорошо, то он всегда остановится и понаблюдает за ним какое-то время. Поэтому я все так и сделал. Я просто хотел придать моей игре остроты и изменить ее так, чтобы я звучал ни на кого не похоже.

Тебе, конечно, легко играть в разных стилях, не так ли? Нет, наверное, такого жанра, в котором ты не мог бы работать, если бы этого захотел?

Я стараюсь. И мне нравятся стили, в которых я играю. Я не изучаю их просто для того, чтобы их изучить, мне они нравятся.

То, что я делаю, доставляет мне удовольствие, и это сильно помогает, когда ты действительно получаешь удовольствие от того, что ты делаешь, а не просто играешь какую-то песню в стиле кантри для того, чтобы произвести на кого-то впечатление. Мне эта музыка действительно нравится, и я обожаю Леса Пола, Чета Аткинса, Роя Кларка, Альберта Ли, всех этих людей, я их очень люблю. Так что для меня это удовольствие.

Для того, чтобы сказать что-то по-настоящему значимое в других жанрах, помимо своего основного, нужны незаурядные способности. Не столь многим гитаристам это удается.

Я стараюсь. (Смеется.) Я не стараюсь быть самым лучшим, но обожаю играть на гитаре.

Слава богу, что это не та вещь, которая может навредить здоровью и не что-то противозаконное. Иначе я был бы мертв или сидел бы в тюрьме.

Билли Шин как-то мне сказал, что занятия инструментом – это большой физический труд: «Это уродливо и это больно».

Это может быть очень больно. У меня, к счастью, никогда не было таких проблем. Я просто играю легкой техникой, но могу представить, как это у басистов... На басе играть тяжело. Я играю на басе на своих альбомах, но это быстро начинает причинять боль, потому что струны в десять раз толще и играть намного труднее. Я могу это только представлять в своем воображении, потому что второго Билли шина на свете нет. Билли шин – это Билли шин, верно? Потрясает количество лет, проведенных им безостановочно за занятиями своим инструментом.

Как давно ты его знаешь? Как вы договорились, чтобы он сыграл на «Ya Dig»?

Музыкантский мир маленький, особенно здесь, в Лос-Анджелесе. Постоянно встречаешь людей, когда куда-то выходишь, видишь их все время то здесь, то там, «привет – привет», и через какое-то время вы становитесь более близкими друзьями. Этот парень знает того парня... Я люблю огромное количество музыкантов, и мне все равно – это парень из Slayer или это парень из White Lion. Я обожаю гитаристов, и я фэн каждого из них. И, конечно, у меня есть любимые музыканты, и Билли шин – один из них. Я просто связался с ним. Он был очень любезен и согласился. Мы, естественно, оба играли с Дэвидом Ли Ротом и у нас много общих знакомых. Это было очень здорово, у него такой потрясающий талант.

Ты занимался специально композицией перед тем, как начать работать над этим альбомом? Композиционный аспект этого диска – это что-то, над чем ты специально работал, или все писалось и шло само собой?

О, нет, я над этим работаю. Я, безусловно, над этим работаю. Я работаю над такими вещами больше, чем над чем-либо другим в своей жизни, это даже без вопросов. Безусловно. Это как тренировка – я работаю, работаю, работаю, работаю. Это не так, что я, например, беру в руки инструмент и говорю: «А ну-ка, дай-ка я тут попытаюсь...». Это совершенно не так. Я тренируюсь, тренируюсь, тренируюсь, тренируюсь весь день. И далеко за полночь.

Это, наверное, прозвучит сейчас как глупый вопрос, но как ты думаешь – ты узнал о себе какие-то новые вещи на этом альбоме? Были моменты, когда ты, допустим, прослушивал какой-то только что завершенный трэк и говорил сам себе: «А я не знал, что в моем характере есть такая черта...»?

(Смеется.) Это смешно, потому что была пара таких моментов. На альбоме есть песня под названием «The Art of Malice», играется чистым звуком без эффектов...

Там есть чуть фламенко...

Да, совершенно верно, я там экспериментировал с несколькими стилями. И вот реальная история, как эта песня была записана. Я тестировал мой чистый звук в студии, собираясь записать гитарную партию чистым звуком к одной из песен. По-моему, к «nightmare Unravels». Мы тестировали чистый тон: «Это нормально звучит? А это нормально?». И звукоинженер говорит: «Поиграй немного, играй с такой же силой, с какой будешь играть при записи, чтобы мы слышали, каким будет твой звук». И я играю, как будто занимаюсь. Просто проверяю свой звук. И мне это так понравилось, что я сказал: «Давайте это оставим для альбома». Но это еще не все. Я при этом был снят на видео. Я выложил это на YouTube, и этот клип – это то, как я проверяю свой звук, и это тот самый тэйк, который был использован на альбоме.

Это можно увидеть на YouTube?

Да, можешь посмотреть. Внеси в поисковик «Джон 5 в студии» и увидишь. Партию фламенко я добавил позже, но ты услышишь тэйк, который стал частью альбома. Мне показалось, что это круто, так что да, я сам себя удивил.

В пресс-релизе написано, что вдохновением для некоторых треков послужили твои детские воспоминания.

Совершенно верно.


Ты рос в музыкальной семье?

Нет, на самом деле нет. (Смеется.) Но я никогда ничем, кроме игры на гитаре, не занимался. У тебя, конечно, было много разных интервью и многие тебе наверняка говорили то же самое, но я на самом деле ничем больше в принципе не занимался. Спортом я не увлекался... У меня были друзья – я был добр к людям, и они в ответ относились ко мне с добротой – но настоящее удовольствие мне доставляла моя гитара. На альбоме есть песня под названием «JW», и это то, как меня называл отец: «Эй, Джей Дабл-ю!». Мое второе имя – Уильям, поэтому он меня так называл. А есть еще вещь под названием «The S Lot», так называлось здание-пристройка к нашей школе. И «Fractured Mirror» – это был кавер Эйса Фрэли, я эту песню обожал, когда был маленьким. Эта инструментальная композиция изменила в свое время мою жизнь.

У тебя была четкая цель или стремление чего-то достичь в музыке, когда ты рос?

В очень раннем возрасте я понял совершенно четко, чем я хочу заниматься. Не в том плане, что я хотел стать большой рок-звездой, иметь огромное количество женщин, машин и домов и переехать в Калифорнию. Это было не так. Забавно, но еще в детстве я себе сказал: «Все, что я хочу – это зарабатывать на жизнь гитарой и переехать в Калифорнию». Это была моя мечта. Больше я ничего не хотел. Я не хотел славы или каких-то таких вещей. Все, что я хотел – это зарабатывать себе на жизнь гитарой... и жить в Калифорнии. Потому что, если говорить честно, в школе я не блистал, потому что все время играл на гитаре. Удивительно, как ребенок может такие вещи понять в таком раннем возрасте, но я понимал, что в академической сфере у меня талантов особых нет. (Смеется.) Я понимал, что единственное, что я могу делать – это играть на гитаре. Многие так говорят: «О, а что же еще кроме гитары?», но я просто был честен сам с собой, потому что это было все, что я мог делать. Так что я сконцентрировался на этом и работал, работал, работал. И к счастью, К СЧАСТьЮ, мне удалось покинуть дом и теперь я в Калифорнии. Я не сдался и пошел до конца.

Как ты думаешь, претерпела ли профессия рок-гитариста какие-то коренные изменения с тех пор, как ты начал играть на гитаре? Не в отношении технологий или распространения, а просто в отношении ремесла?

О! На тысячу процентов!

Правда?

На тысячу процентов. То, что сейчас происходит, подчас просто пугает. Скажем, в семидесятых все было круто. Круто, круто, круто. Потом в восьмидесятых все изменилось и стало еще круче. Все продолжает меняться. Люди ни на чем не останавливаются, продолжают привносить в музыку все новые элементы, продолжают расширять свои горизонты. Все настолько продвинулось. Просто в смысле техники. Очень продвинулось.

Несомненно, был спад в период гранжа, не так много людей тогда играли на гитаре, но музыка была великолепной в то время. Я обожаю эру гранжа, потому что музыка была потрясающая. Но в смысле игры на гитаре все настолько продвинулось. И это прекрасно, мне это очень нравится.

А как ты поддерживаешь свою технику в форме? Приходится ли заниматься каждый день?

Да. Приходится заниматься каждый день. Я даже не знаю, что произойдет, если я не буду заниматься неделю, допустим. Но я никогда не делал перерывы больше, чем в два дня. Так что я не знаю. Мне кажется, что все, что мы делаем, мы должны делать регулярно. Но я это делаю не для того, чтобы не отставать, а потому что я это люблю. Я люблю, когда у меня гитара в руках. Я тогда чувствую себя в полной безопасности, как ребенок под одеялом. Чувствую себя спокойно и в безопасности.

И наверняка много играешь для своего собственного удовольствия, а не для того, чтобы позаниматься?

О, безусловно. Безусловно. Я смотрю телевизор и просто играю на гитаре для своего удовольствия. У меня нет такого: «О, нужно позаниматься...». Я это делаю, потому что я это люблю, мне это приносит радость, у меня от этого хорошее настроение. Похоже на наркотик, когда людям нужна доза. Я люблю это чувство. Сейчас у нас 11 утра и я еще не брал в руки гитару. И я просто не могу дождаться этого момента. Но у меня радостное настроение, потому что я сейчас поеду в студию и у меня будет хороший день.

А, так ты работаешь над новым материалом?

Да я всегда пишу, работаю, веселюсь!

Тут один из наших российских читателей прислал интересный вопрос, я его тебе сейчас прочту. Вопрос такой: «Доволен ли ты полностью теми гитарами, которые у тебя есть на данный момент? Думал ли ты когда-нибудь модифицировать какую-нибудь из своих гитар или как-то расширить их возможности?»

Это хороший вопрос...

Думал ли ты когда-нибудь начать играть на семиструнном Стратокастере? (Смеюсь.)

(Смеется.) Я обожаю историю Телекастера. Люблю историю Телекастера и люблю играть на нем. На таком, какой он есть. Но своем я установил двойные хамбакеры, немного его модифицировал, но я люблю играть, пользуясь теми возможностями, которые у этого инструмента уже имеются.

Я уважаю историю Фендера, и я люблю историю Телекастера. Так что я хотел бы оставить все так, как оно есть, и Телекастером я полностью доволен.

И, конечно, скоро ты отправляешься в длинное турне. Ожидаешь этого с удовольствием или нет?

С удовольствием, потому что я буду в этом турне с моими друзьями, все это будет происходить летом, а я обожаю играть на сцене летом. Из-за того, что я худой, люблю находиться в тепле и ненавижу холод. А мы обычно играем ближе к Хэллоуину или к зиме, такого рода концерты. И всегда холодно, и я чувствую себя не особо хорошо. А турне в летнее время меня всегда радуют. Я буду играть на гитаре, буду там со своими друзьями, и все это будет происходить летом.

А Европу ты планируешь посетить в ближайшем будущем?

О, надеюсь! Это зависит от босса, от Роба. Если у Роба это появится в планах, то у меня будет время и для мастер-классов, и если мы окажемся в Европе, то пару мастер-классов я тоже проведу. А Россию я просто обожаю. Это одно из моих самых любимых мест из тех, которые мне довелось посетить. Незабываемые впечатления. Очень хотел бы снова у вас побывать.

А какие элементы должны совпасть для хорошего концерта?

Я просто руководствуюсь опытом, и я до сих пор сам часто хожу на концерты других музыкантов.

Я стараюсь сделать так, чтобы был хороший звук и чтобы все члены группы играли на пределе своих возможностей. Мне даже иногда становится жалко парней в группе, потому что я так много репетирую. Мне просто хочется, чтобы все было идеально, чтобы все звучало великолепно. Я хочу, чтобы все было очень хорошо отрепетировано и чтобы звук был настолько хорош, насколько это возможно сделать.

А в группе Роба Зомби мы следим еще и за тем, чтобы каждый музыкант стоял на правильном месте, потому что Роб тоже перфекционист. Мы вместе – хорошая команда. И у нас всегда, всегда великолепные шоу. Мы за этим следим. Мы просто хотим, чтобы люди по дороге домой после концерта говорили: «Это было потрясающе!».


Сколько у тебя гитар?

На самом деле, я не знаю... Я, наверное, скажу... Я не уверен. Я бы сказал, около 200.

Ты коллекционер?

Еще какой коллекционер. Я страстный коллекционер Фендеров Телекастеров. Это моя настоящая страсть, я обожаю коллекционировать гитары. И обожаю коллекционировать Фендеры Телекастеры, пытаюсь сделать так, чтобы у меня были гитары каждого года выпуска. Их начали выпускать в 1950 году, но я собираю инструменты только до 1980 года, и мне это доставляет огромную радость.

Через какие каналы ты приобретаешь коллекционные инструменты?

Это мое хобби, так что я обожаю разыскивать их в Интернете, обожаю ходить по музыкальным магазинам, когда я в турне. Это великолепное хобби для музыкантов, часто находящихся в турне, и доставляет мне огромную радость.

А есть у тебя другие гитары, помимо Фендеров?

Огромное количество. У меня огромное количество каких угодно гитар. У меня много Gibson Les Paul, много гитар Gretsch, у меня есть акустические гитары Martin, у меня есть гитары B.C. Rich, Ibanez, Schecter... У меня множество каких угодно гитар – SG, Flying V, все, все на свете.

Hаходится время на всех на них играть?

Да, когда я записываюсь в студии, я беру с собой большое количество гитар для звукового разнообразия и таким образом опять заново знакомлюсь со всеми своими гитарами.

Сколько гитар было использовано на «The Art of Malice»?

Не очень много. Я использовал акустическую гитару Martin D-45, а также взял мой основной Телекастер – прототип моей именной модели. Эту гитару я использовал 90 процентов времени. А затем использовал свой старый Телекастер 1952 года для некоторых партий в стиле кантри, а также мой Broadcaster пятидесятого года выпуска. Но не слишком много гитар, потому что я хотел добиться определенного звучания на этом альбоме.

У тебя есть любимая гитара?

Есть. Я бы сказал, что это мой Фендер Бродкастер, гитара, которая была выпущена в первый год производства гитар Фендер. Это также был первый год производства гитар с цельной декой. Так что это редкая гитара и стоит много денег (Джон5 заплатил за нее $135000 – прим. Алисы Хэттон).

Юрий Шишков – гитарный мастер Fender Custom Shop. Он русский и хорошо известен в российских гитарных кругах. Не мог бы ты сказать пару слов о гитаре, которую он для тебя сделал?

Да, я помню, что он сделал для меня Телекастер, на котором я до сих пор играю на концертах, и это великолепно сделанная гитара. Все парни, работающие на Fender, делают потрясающе прочные инструменты. Я горжусь тем, что принадлежу к «семье» Фендера. Он сделал для меня великолепную гитару, я играю на ней на концертах, и она феноменальна.


Вопрос о визуальном аспекте имиджа, сопровождающего твою музыку. Комбинация тем, взятых из фильмов ужасов, и мрачноватых эротических сюжетов – это то, что ты придумал как нечто автономное и самоценное, как чистое искусство, или это что-то, что резонирует с тобой на персональном уровне?

Я думаю, что тут присутствуют оба элемента. Я не копирую никого полностью, но источником для всего этого служит вдохновение. Оно может идти от Kiss или от старых фильмов Лона Чейни, который вдохновил меня использовать такой грим. Но также источником служат и мои собственные чувства – эти глаза с каплями слез. В этом есть элемент грусти. Или моя зловещая усмешка на некоторых фотографиях. Это и то, и то. Немного вдохновения и немного того, что у меня внутри.

Послужили ли в качестве вдохновения какие-либо другие режиссеры или писатели?

Я обожаю фильмы. Конечно, мне нравятся фильмы Роба Зомби и такого плана вещи, но я вообще фэн каких угодно фильмов. Для меня это самый любимый способ уходить от повседневных реалий, и это то, как часто я пишу музыку. Просто сижу, смотрю какой-нибудь фильм и играю на гитаре. Мне нравятся реалистичные фильмы, такие как «Shining», или те, где речь идет о вещах, которые могут произойти в действительности. Еще я люблю документальные фильмы, так что я большой киноман.

Следующий вопрос, многие бы сказали, типично русский. Какой у тебя любимый алкогольный напиток?

Это великолепный вопрос и вот на него великолепный ответ: я никогда в жизни не пил.

Ого!

И не курил сигарет, и не употреблял наркотиков.

Это было осознанным решением?

Да. Меня ничего из этого никогда не привлекало. Я просто хотел иметь чистый, активный, ясный ум для того чтобы заниматься музыкой.

Тогда какой у тебя любимый напиток? Какой-нибудь безалкогольный коктейль или что-то другое?

На данный момент я обожаю воду в бутылках. Я знаю, что это звучит скучно и было бы интереснее, если бы я сказал, что пью кровь каких-то животных или если бы у меня был какой-то великолепный ответ на этот вопрос, но мне просто нравится минеральная вода, потому что, когда я играю на сцене, это единственная вещь, которая мне помогает.

Газированная или простая вода?

Простая вода.

Ну, тогда перейдем к следующему вопросу. Из всех когда-либо существовавших групп с кем бы ты хотел поиграть на сцене или поджемовать?

Было бы здорово поиграть с кем-нибудь из роллингов или из оставшихся битлов. Это доставило бы мне большое удовольствие. Дай я подумаю... Мне очень нравится Трент Резнор, я обожаю nine Inch nails, так что когда-нибудь с ними поиграть было бы тоже здорово. Но я доволен тем, что я сейчас делаю. Я только что закончил играть на альбоме Рики Мартина.

Правда? Не знала об этом! Как это получилось? Предложение шло от него?

От Дезмонда Чайлда, это его музыка.

Ну да, от продюсера.

Да, потому что я работал с ним раньше. Но это все происходило в течение нескольких последних дней.

Тебе это доставило удовольствие? Было интересно?

Да, это было весело, потому что у нас разные стили музыки, и поэтому, наверное, меня и пригласили. Мне было весело.

Ты когда-нибудь думал записать альбом с приглашенным вокалистом, как это недавно сделал Слэш?

У меня многие это спрашивают и просят это сделать. Это великолепная идея, и когда-нибудь я бы хотел воплотить ее в жизнь.

Какого типа вокал тебе нравится?

Я могу оценить очень разных вокалистов. Мне нравится, как звучат мои друзья и люди, с которыми я играл раньше. Я играл с Дэвидом Ли Ротом, с Робом Халфордом, с Робом Зомби, с Мэрилином Мэнсоном, а потом мне еще нравятся такие вокалисты, как Элис Купер и Джин Симмонс, такого плана парни. Было бы здорово сделать веселый альбом такого плана.

Ты никогда не стеснялся демонстрировать, кто на тебя повлиял. Такие люди, как Эйс Фрэли или Джимми Пейдж. Что очевидно, когда слушаешь некоторые твои трэки. А Слэш на тебя оказал влияние?

Очень большое. Получилось так, что я переехал в Калифорнию из-за видеоклипа «Welcome to the Jungle». Я Слэшу об этом говорил. Плюс у меня есть инструментальная версия «Welcome to the Jungle». Причина, по которой я решился на первый шаг в музыкальном бизнесе, – это Слэш и эта песня «Welcome to the Jungle», и этот клип к ней. Я был из хорошей семьи, но это как раз то, что заставило меня покинуть дом и попытаться начать что-то делать.

А что больше всего зацепило – визуальное решение клипа, тон гитары или музыкальное содержание?

Это, как говорят, было «все вместе». Все – и визуальные образы, и звучание гитар, и агрессия, даже слова, все вместе. Эта песня оказала огромное влияние на мою жизнь, действительно серьезным образом на нее повлияла.

Где ты видишь себя через 20 лет? Есть ли какие-то творческие направления, в которых ты еще себя не реализовал, но хотел бы?

Надеюсь, что буду делать то же самое, что делаю и сейчас. Через 20 лет буду зарабатывать на жизнь музыкой. Зарабатывать тем, что я обожаю делать, тем, что доставляет мне самую большую радость. Это то, что делает меня счастливым. Это то, в чем заключается весь смысл. Люди иногда спрашивают: «В чем смысл жизни?», и я верю, что смысл жизни в том, чтобы делать то, что ты любишь. Надеюсь, что через 20 лет буду делать то, что я люблю, играть на гитаре и зарабатывать этим себе на жизнь.

Говоря о том, чтобы начать исследовать еще какие-то области, – ты когда- нибудь думал о том, чтобы сыграть или записаться с симфоническим оркестром?

Об этом я не думал, но с удовольствием бы это сделал. Я бы хотел попробовать все. Чтобы сказать, что я везде испробовал свои силы. Пытался выполнить все, что только возможно, за то короткое время, которое нам здесь отведено. Я бы действительно хотел попытаться сделать все – и поработать с оркестром, и отправиться в турне с группой, играющей кантри. Есть много вещей, которые я бы хотел сделать.

Оказала ли на тебя влияние классическая музыка? Как на исполнителя и как на композитора?

Оказала. Многие гитаристы часто говорят о том, как на них повлияла классическая музыка, и как она проявляется в их игре на гитаре. Это прекрасно. Но я слушаю классическую музыку, когда работаю над струнными аранжировками к своему материалу. Я слушаю, как вещи скомпонованы, как инструменты наложены один на другой, как сделана аранжировка. Это то, как я слушаю классическую музыку. Но я обожаю классическую гитарную музыку. Она замечательна. Мне, на самом деле, нравятся все стили музыки. И все стили друг от друга отличаются. Классическая музыка отличается от кантри, кантри отличается от рока, рок отличается от фламенко, а фламенко отличается от всего остального. Это замечательно, и музыка – это такой дар.

У тебя есть любимые композиторы?

Конечно. Самый любимый у меня Моцарт, потому что мне очень нравится история его жизни. Я думаю, что это был единственный случай за всю историю человечества, когда кто-то действительно получил дар, идущий напрямую от бога. И этим человеком был Моцарт.

А как же Хендрикс?

Нет-нет-нет. Сейчас объясню, почему. Моцарт в пять лет делал то, что другие люди должны изучать всю жизнь, чтобы к этому прийти. Дети в пять лет просто сидят и ковыряют в носу, а он писал прекрасные сонаты и симфонии. На это способен только гений, но кроме этого он еще и играл на разных инструментах. Делал то, что делал Хендрикс, но только представь, что Хендрикс делает это на восьми разных инструментах и делает это абсолютно идеально.

Но Хендриксу это не нужно было. Его гитара была его оркестром.

Это был его выбор. Да, но представь себе, что Хендрикс садится да пианино и играет идеально, или берет в руки скрипку и играет идеально, или садится за ударную установку и то же самое. Это потрясающе.

Просто способность играть на многих инструментах?

Да, и писать такую музыку, которая будет продолжать жить сотни лет.

Как ты думаешь, продержится ли что-то из того, что вышло из рока, так же долго?

О, несомненно! Думаю, что все из того, что мы с тобой сейчас слушаем, будет продолжать жить очень долго. Конечно, Хендрикс, Rolling Stones, Beatles, такого плана вещи. Эта музыка всегда будет с нами, потому что она настолько великолепна, особенно Beatles. Эта музыка будет жить вечно, я действительно так думаю. Rolling Stones, The Who, весь этот материал. Все, что имеет такую широкую популярность, всегда будет звучать.

Слушаешь каких-нибудь новых музыкантов сейчас? Какие-то новые группы? И если да, то был ли кто-то недавно, кто бы тебя удивил или вдохновил?

Дай-ка я подумаю. Мне кажется, что мне нравятся Muse, мне кажется, что у них великолепный материал. Что мне еще нравится из совсем нового? Сразу сказать я не могу... Никого из совсем новых я назвать не могу, потому что музыкальный бизнес сейчас находится в таком плохом состоянии. Не могу назвать никого из новых, кто бы гремел сейчас. На радио или в чартах. Потому что до сих пор это все старички. Давай посмотрим, что сейчас в чартах в штатах: Эминем, который появился уже настолько давно, Билли Рэй Сайрус, который тоже появился очень давно, Оззи Осборн... Это все, кто сейчас находятся на вершинах чартов, и все они работают уже очень долго. Я никого из абсолютно новых не слушаю, к сожалению. Я хотел бы. Я действительно хотел бы. Но, к сожалению, музыкальный бизнес сейчас в таком плохом состоянии, что ничего нового и нет.

Есть ли у тебя какой-то совет для молодых музыкантов относительно того, что и как теперь нужно делать? Должны ли они теперь переместить фокус своего внимания с коммерческих целей на творческие цели? Концентрироваться на музыке вместо того, чтобы стараться попасть в чарты?

Раньше я бы сказал: «Переезжайте в Калифорнию, отдавайте своей музыке все силы, размещайте свой материал в Интернете», такого плана вещи. Но сейчас в музыкальном бизнесе царит такая неразбериха, что я не знаю, что теперь можно советовать. Совершенно не уверен. И это грустно, потому что в лейблах люди тоже сидят в недоумении, пытаясь понять, что происходит. Так что я не знаю, что сказать.

Я бы просто сказал: «Становитесь великолепными музыкантами и старайтесь переехать в Калифорнию». Это то место, где сбылись мои мечты, и это единственный настоящий совет, который я могу кому-то дать.

У меня тут вопрос, который, я уверена, тебе никто еще никогда не задавал. (Смеюсь.) Ты когда- нибудь считал, сколько нот ты способен сыграть в секунду?

(Смеется.) Нет. Это великолепный вопрос. Следующий раз, когда будем с тобой общаться, у меня, может быть, будет для тебя ответ.

И вот еще один вопрос, может быть, даже забавный... Что случилось с первыми четырьмя Джонами?

... с кем?

Ну вот ты же Джон 5. Но куда же делись Джон 1, Джон 2, Джон 3 и Джон 4?

Еще один великолепный вопрос. (Смеется.) У имени Джон 5 есть библейское значение. Есть такая библейская история. А также я был пятым участником группы Marilyn Manson. Так что смею предположить, что Джоном 1 был Мэрилин Мэнсон, Джоном 2 – Твигги Рамирез, Джоном 3 – Пого, а Джоном 4 – Джинджер Фиш.

_________________
Ничто не вызывает с такой силой прошлого, как музыка; она достигает большего: когда она вызывает его, кажется, будто оно само проходит перед нами, окутанное, подобно теням тех, кто дорог нам, таинственным и печальным покровом.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  

cron


Форум фан-сайта посвященного индастриал метал группе Rob Zombie и John 5 - группа Роб Зомби и Джон 5
Russian Rob Zombie and John 5 Fan Forum Rob-Zombie.ru © 2011-2020 by LexaStarZ

Rob-Zombie.ru